Русские портреты XVIII-XIX веков. | Archive | Портреты

Портрет опубликован 22 февраля 2010

АЛЕКСАНДР ПЕТРОВИЧ ЕРМОЛОВ, 1754 – 1834, сын небогатого Сергачского помещика поручика Петра Леонтьевича, известен только тем, что в течение 16 месяцев был близок к Императрице Екатерине II, пользуясь ее особым расположением. Путешествуя по Волге в 1767 г., Екатерина провела день в усадьбе Ермолова, в с. Черновском, и здесь увидела его 15-летнего сына. Поцеловав его, Императрица поздравила мальчика капралом Конной гвардии и взяла его с собой в Петербург, а Потемкин позднее сделал его своим адъютантом и, почти 20 лет спустя после первой встречи, выдвинул его на пост официального фаворита. Высокий и стройный блондин, с хорошим цветом лица, Ермолов обращал на себя внимание своей красивой наружностью, и только широкий, плоский нос, за который Потемкин прозвал его “lе negre blanc”, портил его лицо. В половине 1784 г. Императрицу постигло тяжелое горе: она лишилась сильно любимого ею Ланского, которого поэтому ей трудно было заменить. Среди обычных интриг, Потемкин выставил Ермолова, и в феврале 1785 г. он переехал во дворец; пожалован в флигель-адъютанты, генерал-майоры и действительные камергеры. Не лишенный ума, Ермолов был угрюм и неразговорчив. Чрезвычайно добрый, честный и простой, он отличался особенной откровенностью и прямотой, но не имел достаточно гибкости, качества, столь необходимого фавориту среди придворных интриг. В искреннем желании делать добро и противодействовать своим влиянием злу, он охотно оказывал защиту всем просившим об этом, покровительствовал Державину, заслуживал похвалы от многих, но нажил себе еще больше сильных врагов. Сам Потемкин, разочаровавшись в Ермолове, успешно устроил его быстрое падение. Императрица охотно избавилась от скучного фаворита, предложив ему 29 июня 1786 г. отправиться за границу в путешествие. Не обладая жадностью других любимцев, Ермолов получил сравнительно немного: 4 тысячи душ и около 400 тысяч деньгами; он не заботился также и об обогащении всей своей родни, как это делали другие. Вернувшись в Россию, Ермолов поселился в Москве, в своем доме на Тверской, и здесь вскоре женился на княжне Елизавете Михайловне Голицыной, от которой имел 3 сыновей. В 1800 г. Ермолов навсегда уехал за границу: зимой жил в Вене, летом в замке Фросдорф, в Штирии. Сыновья жили с отцом и воспитывались в Австрии под руководством католических аббатов. Ермолов умер в Вене 24 марта 1834 года.

Категория Портреты | Комментариев нет »

Портрет опубликован 22 февраля 2010

НАТАЛИЯ АКИМОВНА ГРИБОВСКАЯ, умерла 1834, дочь секунд-майора Чистякова и жена статс-секретаря Екатерины II А. М. Грибовского, отличалась красотой, была хорошей хозяйкой и любящей женой. В записках Грибовского не раз упоминается, как она заботилась о нем во время заключения Грибовского, в царствование Павла I, в Петропавловской крепости и в Шлиссельбурге, откуда он был освобожден в феврале 1801 г. стараниями жены. Наталия Акимовна в это время почти постоянно жила в Вишневчике, Подольской губернии, и в Шурове, под Коломной, и сама вела обширное хозяйство, под конец совершенно расстроенное и обремененное разными взысканиями и долгами. Умерла 27 января 1834 г., накануне кончины своего мужа. Похоронена в Коломенском Голутвине монастыре.

Категория Портреты | Комментариев нет »

Портрет опубликован 22 февраля 2010

АДРИАН МОИСЕЕВИЧ ГРИБОВСКИЙ, 1767 – 1834, статс-секретарь Екатерины II, сын казачьего есаула, родился в г. Лубнах 26 августа 1767 г., и по матери происходит из старинного малороссийского дворянского рода Сулим. Окончив образование в Московском университете, Грибовский занялся переводами, и его литературные труды сделались известны Державину. Поэт взял молодого писателя на службу в Петрозаводск, где был тогда губернатором. Ловкий Грибовский скоро заслужил полное доверие своего начальника, которое жестоко обманул, проиграв казенные деньги. Державин замял дело, но Грибовский должен был искать другой службы и поступил в Военно-походную канцелярию Потемкина во время 2-й Турецкой войны. Как человеку, владевшему литературным пером, ему поручено было составление журналов военных действий, а на Ясском конгрессе – обязанности конференц-секретаря. Неожиданная смерть Потемкина и близость к нему не только не погубили Грибовского, но помогли ему попасть на службу к бывшему сопернику и врагу князя Тавриды – П. А. Зубову, расположение которого искательный Грибовский быстро сумел заслужить: 18 января 1792 г., переименованный из надворных советников в подполковники Изюмского легко-конного полка, он назначен правителем канцелярии Зубова и скоро сделался необходимым человеком, правой рукой всемогущего, но ничтожного и бездарного Фаворита. Сама Императрица узнала и оценила способности и усердие Грибовского и 11 августа 1795 г. сделала его своим статс-секретарем по принятию прошений. Большие средства, которые имел теперь Грибовский, позволяли ему жить широко, и в Петербурге удивлялись его роскоши и мотовству. Веселый и общительный, Грибовский любил музыку, имел свой оркестр и сам играл на скрипке Страдивариуса. Со смертью Екатерины II начались злоключения Грибовского: 14 января 1797 г., отрешенный от всех должностей, он был выслан из Петербурга, а в мае посажен в Петропавловскую крепость, вследствие начетов за пропавшие из Таврического дворца картины и незаконные переселения казенных крестьян. Уплатив взыскания, Грибовский освободился в начале 1799 г., но на следующий – был отправлен в Шлиссельбург, обвиняемый в продаже казенных земель в Новороссии. В феврале 1801 г. Грибовский был выпущен из крепости и поселился в своем имении Подольской губернии, Вишневчике, откуда скоро переехал на житье в Москву. Здесь, прежней роскошной жизнью, Грибовский расстроил свое состояние и в 1814 г. поселился в уцелевшем у него имении селе Щуров, на Оке, против Коломны. Попытка поправить дела откупами окончилась неудачей, и в 1817 г. Грибовский объявил себя несостоятельным. Почти до конца жизни он хлопотал по присутственным местам, чтобы оправдаться от обвинения в злостном банкротстве; процесс окончился в его пользу, но поглотил остатки его состояния. Грибовский был женат на Наталии Акимовне Чистяковой и имел сына и дочь (за Губерти). Он умер 28 января 1834 г. и погребен в Коломенском Голутвине монастыре.

Грибовский не оставил по себе доброй памяти у современников: будучи всего 19-и лет, он растратил деньги; спасенный Державиным, он отплатил ему неблагодарностью; всем обязанный Зубову, он при Павле сделал попытку повредить ему из своекорыстных соображений. В последние годы жизни он составил “Записки” и им обязан тем, что не забыт. Грибовский отличался умом и наблюдательностью, но ум его был неглубокий, а наблюдательность поверхностная, он много видел, но плохо усваивал смысл крупных событий, поэтому и значение его Записок, изобилующих мелочными и внешними подробностями, не соответствует его исключительному положению около Зубова, человека, занимавшего в течение 7 последних лет царствования Екатерины II первое место в государстве.

Категория Портреты | Комментариев нет »

Портрет опубликован 22 февраля 2010

Княгиня ЕКАТЕРИНА РОМАНОВНА ДАШКОВА, 1743 – 1810, дочь гр. Романа Илларионовича Воронцова от брака с Марфой Ивановной Сурминой, родилась 17 марта 1743 г. и была крестницей Императрицы Елизаветы и Великого Князя Петра Федоровича. Двух лет она лишилась матери и была взята на воспитание гр. М. И. Воронцовым. “Модное и внешнее” воспитание в дом дяди, вместе с
его единственной дочерью, ограничивалось изучением иностранных языков и танцами. Но Е. Р., одаренная от природы умом и редкими способностями, безмерно тщеславная и честолюбивая, сумела пополнить недостатки образования серьезным чтением, и в 15 лет за ней уже утвердилась льстившая ей репутация ученой. Умея очаровывать блестящим остроумием и особенной приветливостью, гр. Воронцова была очень не красива маленького роста, с быстрыми движениями без всякой грации, с приплюснутым носом, толстыми щеками и испорченными зубами, она к тому же всегда казалась много старше своих лет. Благодаря особенной экзальтированности, она была пристрастна в своих суждениях и способна к увлечениям в дружбе и вражде, а “не чуждые ее природе”, по ее собственному сознанию, “бурные инстинкты” делали ее невыносимым деспотом: она во всем хотела быть первой, и самая необузданная ревность тяжелым гнетом ложилась на ее близких и друзей. Осенью 1758 г. Воронцова впервые встретилась с Екатериной, была ею очарована и привязалась к ней, а в феврале 1759 г. вышла замуж за князя М. И. Дашкова, уехала в Москву и 2 года не видалась с Великой Княгиней. Возвратясь в Петербург, незадолго до кончины Елизаветы Петровны, Дашкова старалась узнать планы Екатерины, но последняя “боялась ее 19 лет и ее родства”; однако, Великая Княгиня продолжала ее ласкать – ей нужна была и ее преданность, и ее родство. Дашкова интриговала в пользу Екатерины и суетилась, заслоняя собой настоящих деятелей переворота, а когда переворот благополучно совершился, серьезно верила, что Императрица ей обязана престолом, и потому ждала себе исключительной благодарности. Получив Екатерининскую ленту и 24 т. рублей и не заняв первого места около Екатерины, Дашкова, оскорбленная, удалилась от двора, навлекая на себя неудовольствие Императрицы “нескромной свободой языка”. Не помогло и пожалование в статс-дамы: злопамятная княгиня никогда не могла примириться с Орловыми, занимавшими первые места. 17 августа 1764 г. Дашкова лишилась мужа и вскоре уехала надолго за границу, с целью воспитания детей (сын Павел и дочь Анастасия). Там она скорее могла найти удовлетворение своему тщеславно: Дидро и Вольтер льстили ей, принимая ее, как друга Императрицы и виновницу переворота; ученые восхваляли ее любовь к просвещению; сам Фридрих Великий удостоил ее беседой, хотя и говорил Сегюру, что в событиях 1762 г. она была “lа mouche vaniteuse du coche”. За границей Дашкова сделалась членом многих ученых обществ и академий; за ней утвердилась слава просвещеннейшей женщины своего времени, друга философов, и едва она вернулась в Россию, как Екатерина, чувствительная к тому, что говорилось на Западе, в ноябре 1782 г. сделала Дашкову директором Академии наук и художеств. Дашкова расширила деятельность Академии, и ей принадлежит честь учреждения при ней особой “Российской академии” для изучения “российского слова”. Вступление на престол Императора Павла повлекло за собой отрешение Дашковой от всех должностей и ссылку в деревню, откуда она возвратилась только с воцарением Александра Павловича. При дворе она поражала своей эксцентричностью, старинными костюмами и манерами, и здесь сумела своей известной скаредностью, склонностью к тяжбам и кляузам, благодаря “сумасшедшему”, по отзыву Державина, “нраву”, заслужить всеобщее нерасположение. Но кн. Дашкова теперь уже не имела никакого значения – это был обломок времен, давно минувших. Она умерла 4 января 1810 г. и похоронена в церкви села Троицкого, Тарусского уезда.

Княгиня Дашкова оставила “Записки” о своей жизни, составленные 40 лет спустя после 1762 г., едва ли не со специальной целью изобразить свою роль в перевороте 28 июня и выставить себя жертвой черной людской неблагодарности. Во всяком случае Дашкова была очень крупной личностью XVIII века, и современники неравнодушно относились к ней: одни превозносили ее до идеальной высоты, другие также глубоко ее низвергали.

Категория Портреты | Комментариев нет »

Портрет опубликован 22 февраля 2010

НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВИЧ КАРАМЗИН, 1766 – 1826, сын Симбирского помещика, капитана Михаила Егоровича, от 1-го брака его с Екатериной Петровной Пазухиной, родился 1 декабря 1766 года в с. Михайловке, Бузулукского уезда. Лишившись матери в младенчестве, Карамзин рос в деревне, в доме отца и второй жены его, Евдокии Гавриловны Дмитриевой, позднее отдан был в пансион Фовеля, в Симбирске, а затем в пансион Московского профессора Шадена. В 1781 г. он явился на службу в Преображенский полк и, получив годовой отпуск, жил в Москве, слушая лекции Шадена, а в 1782 г. вернулся в полк и в это время очень сблизился со своим свойственником И. И. Дмитриевым. Выступив в 1783 г. в печати с переводом идиллии Геснера “Деревянная нога”, Карамзин в 1784 г. вышел в отставку и уехал на родину, где предался светской жизни, а в 1786 г. вернулся в Москву; здесь И. П. Тургенев познакомил его с Новиковым и другими членами “Дружеского Общества”. Много работая над переводами, пробуя силы в стихотворстве, он в 1789 г. отправился в путешествие за границу. В 1791 и 1792 гг. издавал “Московский Журнал”, в котором появилось начало “Писем русского путешественника” и повесть “Бедная Лиза”, произведшая на читателей глубокое впечатление. В 1793 – 1794 гг. вышел сборник “Аглая”, со многими пьесами Карамзина в прозе и стихах. В апреле 1801 г. он женился на Елизавете Ивановне Протасовой, но она умерла через год. С 1802 г. Карамзин стал издавать журнал “Вестник Европы”, где напечатал “Марфу Посадницу”, “Рыцаря нашего времени” и несколько статей по русской истории. Исхлопотав себе через М. Н. Муравьева звание “историографа”, он с жаром принялся за труд; по выражению князя Вяземского, “постригся в историки”. В январе 1804 г. он женился на Екатерине Андреевне Колывановой, побочной сестре князя П. А. Вяземского, и с этих пор проводил лето в имении последнего с. Остафьеве, а зиму – в Москве, собирая повсюду и изучая памятники; через 3 года он мог уже сказать, что “не боится ферулы Шлецеровой”. В 1809 г., в Москве, Карамзин был милостиво принят Александром I, который в одно из посещений Твери, где историограф бывал гостем Великой Княгини Екатерины Павловны, слушал отрывки из “Истории”; тогда же Карамзин представил ему свою “Записку о древней и новой России”, которая не могла понравиться Государю по высказанным в ней убеждениям. В 1812 г. Карамзин покинул Москву, где погибла часть его библиотеки. В 1816 г. Карамзин начал печатание своей истории, под цензурой самого Государя, и уже 28 января 1818 г. поднес Государю первые 8 томов. “История” имела необычайный успех: скоро потребовалось новое издание. Оплакав смерть Александра I, который с особенным расположением и доверием всегда к нему относился, Карамзин в январе 1826 г. сам тяжко захворал и скончался в Таврическом дворце 22 мая 1826 г.; погребен на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры.

Под пером Карамзина литературный русский язык сделал большой шаг вперед; утратив напыщенность и неестественность, он украсился новыми оборотами, приблизился к языку разговорному и к пониманию широкого круга читателей, которые сочувствовали и внутреннему содержанию его произведений. На чтение его “Истории”, язык которой обладает всеми качествами образцового литературного произведения, воспиталось много поколений. Его “История” навсегда сохранит свое значение и будет свидетельствовать, что автор ее был человек чрезвычайного трудолюбия, гуманный и просвещенный. Этими личными качествами Карамзина объясняется приверженность к нему его современников, для большинства которых он явился носителем лучших, общечеловеческих идеалов.

От брака с Е. И. Протасовой Карамзин имел одну дочь, Софию (родилась 5 марта 1802, умерла – 4 июля 1856), а от Е. А. Колывановой (родилась 16 ноября 1780, умерла 1 сентября 1851) – 3 сыновей и 2 дочерей: Андрея (родился 24 октября 1814, умер 23 мая 1854 г.; женат на известной красавице, вдове П. Н. Демидова, Авроре Кар¬ловне Шернваль, умерла 13 мая н. с. 1902), Александра (родился 31 дек. 1815; женат на княжне Н. В. Оболенской), Владимира (родился 5 июня 1819; женат на бар. А. И. Дука, умер 7 августа 1879 г.), Екатерину (родилась 22 сентября 1809, умерла 10 ноября 1867; за кн. Мещерским) и Наталью ( умерла фрейлиной 12 августа 1891 г.).

Категория Портреты | Комментариев нет »

Оцените статью