Русские портреты XVIII-XIX веков. | Портреты знаменитых людей.

Портрет опубликован 13 февраля 2010

ДАРЬЯ АЛЕКСЕЕВНА ДЕРЖАВИНА, 1767 – 1842, одна из пяти дочерей сенатского обер-прокурора, статского советника Алексея Афанасьевича Дьякова от брака его с княжной Авдотьей Петровной Мышецкой, родилась 8 марта 1767 г. и получила домашнее светское образование и воспитание, особенно любила музыку и сама играла на арфе. Родственные связи родителей доставили дочерям знакомства в высшем Петербургском обществе, и красавицы-сестры (из которых Александра вышла замуж за писателя В. В. Капниста, Мария – за архитектора Н. А. Львова и Екатерина—за графа Я. Ф. Стейнбока) блистали на вечерах Л. А. Нарышкина и составляли кадриль Великого Князя Павла Петровича. По смерти отца (в 1791 г.), Дарья Алексеевна жила в Ревеле у сестры, графини Стейнбок, с которою в конце 1794 г. приехала в Петербург, где вскоре ей сделал предложение Г. Р. Державин, овдовевший за полгода перед тем. Дарья Алексеевна была раньше знакома с Екатериной Яковлевной Державиной, первой женой поэта (”Пленирой”), и пользовалась расположением последнего, как невестка его двух ближайших друзей – Н. А. Львова и В. В. Капниста. 31 января 1795 г. состоялась ее свадьба, причем жениху было 58, а невесте 28 лет; они не были влюблены друг в друга, и брак этот, как сознавался и сам Державин, был основан более на чувстве давнишней дружбы и на благоразумии, нежели на страсти. По характеру своему Дарья Алексеевна во многих отношениях представляла полную противоположность первой жене поэта: насколько та была весела, общительна, любила светскую жизнь, настолько Дарья Алексеевна “была сосредоточена в самой себе, сдержана и суха в обращении, даже с близкими людьми, часто не любезна к друзьям своего мужа”, особенно если ей казалось, что присутствие их может вредно отозваться на его здоровье, о котором она чрезвычайно заботилась; однако, она была “добра, благотворительна, справедлива, великодушна и потому, несмотря на свои недостатки, была любима и уважаема жившими с нею; она не терпела злословия и никогда не позволяла при себе дурно говорить об отсутствующих. В ней были неизъяснимые противоречия: при видимой холодности, она иногда, среди разговора, вдруг растрогается и отойдет в сторону, чтобы никто не видел ее слез”. Она всячески старалась устранить и освободить от домашних забот своего непрактичного мужа, и, не имея своих детей, все заботы перенесла на него и на хозяйство, которым управляла сама; бесконтрольно распоряжаясь всем состоянием мужа, до покупки и продажи земель включительно, она сумела значительно улучшить его, хотя берегла своих крестьян и не отягощала их оброками. Смерть мужа была для нее весьма тяжелым ударом, она с трудом от него оправилась и с тех пор, большею частью, уединенно и скромно жила в “Званке”, завещанной ей мужем; впоследствии она подружилась со своими соседями – графом Аракчеевым, графиней А. А. Орловой-Чесменской и архимандритом Фотием, который склонен был приписывать себе большое влияние на Дарью Алексеевну, считая, что она “дщерью его учинилась”. Но, конечно, такая трезвая и практичная женщина, какою была Державина, не смотрела на архимандрита так, как ему бы хотелось.

Д. А. Державина скончалась 16 июня 1842 г. в “Званке” и погребена рядом с мужем в Новгородском Хутынском монастыре. Духовным завещанием своим она, между прочим, оставила 30 тыс. рублей ассигнаций на стипендии в Казанском университете и капитал на учреждение приюта для освобождаемых из-под стражи. Желая увековечить существование “Званки” и память своего мужа, она завещала, кроме того, 50 тыс. асс. на учреждение в этом имении Знаменского женского монастыря, на содержание которого распорядилась внести 100 тыс. рублей асс. в Опекунский Совет. Монастырь этот с женским при нем училищем был открыт в 1869 году.

Муж-поэт посвятил своей “Милене” несколько стихотворений, например: “Мечта”, “К Музе”, “Желание”, “Даше приношение”, “К портрету”. По словам биографа, Дарья Алексеевна “была красавица высокого роста и крупных форм, величавая, но холодная; правильным чертам ее недоставало одушевления и живости”.

Портрет опубликован 12 февраля 2010

ГАВРИИЛ РОМАНОВИЧ ДЕРЖАВИН, 1743 – 1816, сын казанского помещика, подполковника Романа Николаевича и жены его Феклы Андреевны Гориной, рожд. Козловой, родился в Казани 3 июля 1743 года. В 1759 г. Державин поступил в Казанскую гимназию, где с особенною любовью занимался музыкою, поэзией и рисованием; в 1762 г. он определен был солдатом в Преображенский полк, где провел около 5 лет в суровой казарменной обстановке: 1 января 1772 г. был произведен в прапорщики, а в 1773 г. взят был в штат А. И. Бибикова, отправлявшегося на усмирение Пугачевского бунта. Заявив себя способным, энергичным и распорядительным офицером, Державин, из-за столкновений с графом Н. И. Паниным, вернулся в полк (1775 г.), вскоре издал книжку своих “Од, переведенных и сочиненных при горе Читалагае”, а 15 Февраля 1777 г. был уволен с военной службы, будучи награжденным чином коллежского советника и 300 душ в Белоруссии; по этому поводу он написал стихи “Излияние благодарного сердца Императрице Екатерине II”. В августе того же года назначенный экзекутором в 1 Департамент Сената, Державин в апреле 1778 г. женился на Екатерине Яковлевне Бастидон, дочери кормилицы Великого Князя Павла Петровича; брак его с “Пленирой” был вполне счастлив. В исходе 1782 г. Державин написал знаменитую оду “Фелица”, за которую Екатерина наградила его золотою табакеркой с 500 червонцами. Нелады с генерал – прокурором князем Вяземским были поводом увольнения Державина в отставку, с чином действительного статского советника (15 Февраля 1784 г.). К апрелю 1785 г. относится появление в печати одного из лучших произведений Державина – оды “Бог”. 22 мая он был назначен губернатором в Петрозаводск, но уже в декабре 1785 г. переведен в Тамбов, где не поладил с генерал-губернатором Гудовичем, и был (18 декабря 1788 г.) предан суду Сената. Заступничество Потемкина, которому он посвятил оду “Победителю”, спасло его. 13 декабря 1791 г. Державину повелено было быть “у принятия прошения”; 2 сентября 1793 г. он был назначен сенатором, а 1 января 1794 г., кроме того, определен президентом Коммерц-Коллегии. В 1794 г. он потерял нежно любимую жену и памяти своей “Плениры” посвятил элегию “Ласточка”. 31 января 1795 г. женился вторично на Д. А. Дьяковой (”Милена”). Оплакав в стихах кончину Императрицы, Державин был милостиво принят новым Императором, который назначил его правителем канцелярии Императорского Совета, но через несколько дней, “за непристойный ответ”, лишил его этого звания. Написанная Державиным по случаю восшествия на престол Павла I ода вернула ему расположение Императора; он последовательно назначил его президентом Коммерц-Коллегии, Государственным казначеем и членом своего Совета. Воспевая в Павлово время победы Суворова, Державин встретил восторженными стихами воцарение Александра I. При учреждения Министерств Державин был назначен министром Юстиции, но, оказавшись в числе людей старых взглядов, которые противоречили тогдашнему либеральному настроению, он навлек на себя неудовольствие Государя и в конце 1803 г. был уволен. Живя с этих пор частным человеком, он не покидал литературных занятий, но произведения его Музы заметно мельчали… В 1812 г. Державин составил записки о своей жизни, весьма ценные как для его биографии, так и для характеристики эпохи и лиц, ему современных.

Державин скончался в своем имении “Званка”, 8 июля 1816 года, и погребен в Новгородском Хутынском монастыре, в приделе соборной церкви.

Человек недюжинных дарований, трезвого ума и сильной воли, Державин представляет собою крупную и любопытную фигуру среди сподвижников Екатерины, к “веку” которой относится расцвет его деятельности. Независимый в своих мнениях, прямой, пылкий, Державин верно сказал про себя, что он был “горяч и в правде черт”; эта неуклонная прямота создавала ему врагов, но зато приобрела ему славу неподкупно-честного и благородного человека. Как поэт-лирик, Державин оставил крупный след в истории русской литературы. Современники благоговели и преклонялись перед талантом “певца Фелицы”; сам Пушкин отдавал дань этому общему взгляду на знаменитого поэта. По словам Белинского, “Державин – это полное выражение, живая летопись, торжественный гимн, пламенный дифирамб века Екатерины. Поэзия Державина – это сама Россия Екатеринина века”.

Портрет опубликован 12 февраля 2010

Граф ПЕТР АЛЕКСАНДРОВИЧ ТОЛСТОЙ, 1769 – 1844, младший брат обер-гофмаршала графа Николая Александровича Толстого, начал службу в Преображенском полку и в 1785 г. был уже подполковником. В 1792 г. участвовал с корпусом Кречетникова в делах против поляков, а в 1794 г. пожалован в полковники и участвовал в сражении при Мациовицах. При штурме Праги, командуя двумя батальонами, первым ворвался на польскую батарею, при чем ранен в руку. Необычайная отвага, выказанная Толстым, обратила на него внимание Суворова, который дал о нем такой лестный отзыв, что Императрица Екатерина лично возложила на него орден св. Георгия 3-го кл. В 1799 г., будучи уже с 1797 г. генерал-адъютантом, Толстой отправлен к главнокомандующему Австрийской армией эрцгерцогу Карлу для сношении с Суворовым, где в этой щекотливой и ответственной роли посредника выказал выдающиеся дипломатические способности. В 1800 г. он назначен сенатором, а в 1802 г., 16 ноября, С.-Петербургским военным губернатором, в каковой должности оставался до 13 мая 1803 г., когда был назначен командиром Преображенского полка, в 1805 г. командовал десантным корпусом в Померании и занял Ганновер. Но Аустерлицкая катастрофа изменила все положение дел, и Толстой со своим корпусом был отозван в Россию. В 1806 и 1807 гг. был начальником штаба главной армии, и, кроме того, ему было поручено состоять при короле Прусском для сношении между ним и русскими войсками, шедшими на помощь Пруссии, при чем на него же возложено Государем соглашать между собою корпусных командиров Беннигсена и Буксгевдена.

После Иенского разгрома Пруссии, Толстой вернулся в Россию и был назначен членом Военного Совета. Тильзитское соглашение и последовавшие: затем дружественные сношения с Францией снова вызвали графа Толстого к деятельности, на этот раз чисто дипломатической. После приезда в Петербург Савари, Государь отправил графа Толстого в Париж в качестве чрезвычайного посла; здесь он оставался ровно год, с октября 1807 г. по октябрь 1808 г. Враждебное отношение тогдашнего Петербургского общества к союзу с Францией выразилось в эпиграммах по адресу Толстого, которому поставлено было в вину его согласие на поездку в Париж, но и сам Толстой не оправдал возлагавшихся на него надежд и после Эрфуртского свидания был отозван.

Эпоха Отечественной войны и торжество национальной партии: снова вызвали графа Толстого к деятельности. В июне 1812 г. он назначается командующим милицией в 6 восточных губерниях и формирует ополчение, во главе которого принимает участие в кампании 1813 г., находясь в составе армии Беннигсена. По возвращении в Россию, 16 января 1816 г., назначен командиром 4-го пехотного корпуса; в 1823 г., 30 августа, пожалован в члены Государственного Совета и в 1825 г. получил Андреевскую звезду.

В 1828 г. Толстой был назначен начальником штаба военных поселении, в Турецкую войну 1829 года, во время пребывания Государя в армии, был главнокомандующим Петербурга и Кронштадта. Во время Польского восстания, Толстой был главнокомандующим резервной армии в Литве, где вскоре усмирил восстание, рассеяв корпуса Гелгуда и Хлаповского. Переписка Императора Николая с графом Толстым в 1831 г. свидетельствует о сердечных чувствах дружбы и высоком доверии, которое Государь питал к этому человеку.

По отзыву Вигеля, “граф Толстой был человек усердный, верный, на которого совершенно было можно положиться: русский в душе и русский по уму, т.е., как говорится, из проста лукав. Такие люди с притворною рассеянностью, как бы ничего не помня, ничего не замечая, за всем следят глазами зоркими и наблюдательными, ни на минуту не теряя из виду польз и чести своего отечества”. Последние годы Толстой жил в Москве; умер скоропостижно 28 сентября 1844 г. и похоронен в Московском Донском монастыре.

Граф П. А. Толстой был женат на княжне Марии Алексеевне Голицыной, и имел 5 сыновей: Алексея (1794 – 1864), Александра (1801 – 1865; обер-прокурор Синода), Егора (р. 1805), Владимира (р. 1805) и Ивана (р. 1810), и 4 дочерей: Софию (1800 – 1882; за В. С. Апраксиным), Анну (р. 1802; за А. Н. Бахметевым), Александру (р. 1804; за гр. А. Н. Мордвиновым) и Евдокию (р. 1807 г.; за гр. А. Д. Гурьевым).

Портрет опубликован 12 февраля 2010

Графиня ВАРВАРА СЕРГЕЕВНА ВАСИЛЬЕВА, 1751 – 1831, дочь князя Сергея Васильевича Урусова от брака с княжной Ириной Даниловной Друцкой, двоюродная сестра жены генерал-прокурора князя А. А. Вяземского; по желанию последнего, уже не молодой девушкой, в конце 70-х годов XVIII столетия, вышла замуж за Алексея Ивановича Васильева, будущего графа, человека, пользовавшегося расположением и покровительством генерал-прокурора, за дела, которого ожидала впереди блестящая карьера. Брак с княжной Урусовой и родство с князем Вяземским упрочили положение Васильева, вышедшего из среды мелкого дворянства и приказных людей. В 1799 г., в период, когда муж ее был осыпан наградами Императора Павла I, баронесса Васильева была пожалована в кавалерственные дамы ордена св. Екатерины меньшего креста. 15 августа 1807 г. графиня Васильева овдовела, и Высочайшим указом 18 августа повелено было “производить ей по жизни ее полное жалованье и столовые деньги мужа ее”. Последние годы жизни графиня Васильева провела в Москве, где и умерла 15 Сентября 1831 г. на 80-м году; погребена в Донском монастыре.

От брака с графом Васильевым имела двух дочерей: Екатерину (родилась 26 октября 1781 г., умерла 23 марта 1860 г.; в замужестве за кн. С. Н. Долгоруким) и Марию (родилась в январе 1784 г., умерла 21 мая 1829 г.; замужем за генерал-адъютантом гр. В. В. Орловым-Денисовым).

Портрет опубликован 12 февраля 2010

Граф АЛЕКСЕЙ ИВАНОВИЧ ВАСИЛЬЕВ, 1742 – 1807, первый министр финансов, сын сенатского секретаря Ивана Васильева от брака с Ириной Андреевной Володимировой, родился 17 февраля 1742 г. и своим возвышением всецело был обязан своим способностям и трудолюбию. Окончив учение в юнкерской школе при Сенате, он поступил на службу протоколистом в тот же Сенат, где своим здравым умом, усердием, бескорыстием и искусством в составлении бумаг, обратил на себя внимание самого генерал-прокурора князя Вяземского; последний сделал его правителем канцелярия. Поднесенные в 1778 г. Государыне труды Васильева – “Свод Законов по Финансовой части”, “Государственная Окладная книга” и “Наставления Казенным палатам” – сделали его известным Екатерине II, которая оценила его дарования и пожаловала ему 500 душ; в 1781 г., произведенный в действительные статские советники, назначен управляющим экспедицией для ревизии Государственных счетов. Женитьба на немолодой уже двоюродной сестре жены генерал-прокурора, княжне В. С. Урусовой, обеспечила ему окончательно расположение и покровительство князя Вяземского, и, когда тяжко больной генерал-прокурор “лежал без языка, Васильев управлял гражданским телом всей Империи”, имея личный доклад у Государыни. Назначение нового генерал-прокурора, Самойлова, повлекло за собой определение Васильева сенатором и директором Медицинской коллегии, 10-летнее управление которой оставило по себе благотворные следы: он построил здание Медико-Хирургической Академии, снабдил ее учеными пособиями, привел в блестящее состояние ботанические сады, учредил в губерниях врачебные управы. С воцарением Павла I, Васильев, 4 декабря 1796 г., был назначен Государственным казначеем и, благодаря своим финансовым способностям и бережливости, в течение 4 лет уменьшил долги и привел в некоторый порядок государственный бюджет. Павел Петрович дал Васильеву целый ряд наград, пока в конце 1800 г. не уволил его совсем от службы: в 1796 г. он получил звезды св. Анны и св. Александра Невского, 5 апреля 1797 г. – баронское достоинство и 2 тысячи душ в Саратовской губернии, 18 декабря 1798 г. – чин действительного тайного советника, 13 марта 1799 г. – Андреевскую ленту и 20 декабря – почетное командорство ордена св. Иоанна Иерусалимского. Александр I возвратил Васильеву прежние должности и возвел его в день коронации, 15 сентября 1801 г., в графское Российской империи достоинство, а в 1802 г. назначил его министром финансов. В последние годы его жизни, с 1805 по 1807 г., Россия вела войну с Францией, требовавшую чрезвычайных расходов, но гр. Васильев сумел поддержать курс русского рубля и не увеличить податей и налогов. 25 июня 1806 г. он получил орден св. Владимира 1-й ст., а 15 августа 1807 г. неожиданно скончался от удара. Погребен на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры. Васильев не оставил мужеского потомства, и графский титул был передан его племяннику Владимиру Федоровичу Васильеву.

Федор Голубцов, сослуживец и приемник графа Васильева, “в знак благодарности” поставил памятник на его могиле. Современники, все, кроме Державина, с которым у него были личные недоразумения, сходятся в похвалах его умственным дарованиям и душевным качествам. “С проницательным умом”, по словам Бантыш-Каменского, “он соединял доброе сердце, нрав скромный и обходительный, отличался бережливостью, был трудолюбив, беспристрастен, доступен для каждого, ласков со всеми, никогда не предавался порывам гнева и не оскорблял никого словом, даже взглядом суровым”. “Достигнув до сана и почестей вельможи, пробившись к верховной степени из кучи приказных служителей”, пишет князь И. М. Долгорукий, лично пользовавшийся расположением гр. Васильева, “он никогда не воздымался тщеславной гордостью”. Он был “муж опытный, сведущий в своем деле и самых кротких свойств. Не было в нем гения превосходного, но зато навык к делам и познание Отечества необыкновенные”, – качества и в то время особенно редкие среди петербургских вельмож.

Оцените статью