Граф Федор Васильевич Ростопчин | Русские портреты XVIII-XIX веков.

Портрет опубликован 03 февраля 2010

Граф ФЕДОР ВАСИЛЬЕВИЧ РОСТОПЧИН, 1765 – 1826, генерал-адъютант, действ. тайн. советник и первый граф этой, хотя и старой, но не видной и не богатой дворянской фамилии, сын Орловского помещика капитана Василия Федоровича и его жены, рожд. Крюковой, родился 12 марта 1765 г. Записанный с 10 лет в преображенцы, в молодости много путешествовал за границей, где слушал лекции в Лейпцигском университете. Человек большого ума и редкого остроумия, приобрел блестящее наружное образование, красно говорил и умел подметить и представить все смешное. При Екатерине II он не занимал видного поста и только в 1791 г. с гр. Безбородко ездил в Константинополь для переговоров о мире. Камергер Гатчинского двора, он “забавлял и развлекал своими выдумками” скучавшего Великого Князя, умел заслужить его расположение и быстро возвысился при Павле. Назначенный генерал-адъютантом в 1-й день его царствования, пользуясь неограниченным доверием Государя, Ростопчин скоро сделан действительным тайным советником, канцлером ордена Св. Иоанна Иерусалимского, графом Российской Империи (22 февраля 1799 г.), членом Коллегии Иностранных дел, а затем в ней первоприсутствующим и членом Совета Императора. Ведя борьбу с гр. Н. Н. Паниным, он успел отделаться от способного противника, но вскоре и сам попал в немилость. Близкий человек и союзник Кутайсова в деле придворных интриг, личный враг Нелидовой, он был ненавистен Императрице Марии Федоровне. В конце царствования Павла, уволенный от всех должностей, он уехал в Москву и здесь получил известие о трагической кончине своего благодетеля, которому служить из личных выгод и которому под конец стал “противен” своим характером. Живя с 1801 по 1810 г. в отставке, Ростопчин был назначен пред Отечественной войной главнокомандующим в Москве, с переименованием из обер-камергеров в генералы-от-инфантерии. На этом посту он проявил замечательную деятельность организатора ополчения своими “афишами” он старался поднять дух населения и, не желая отдать Москвы французам в целости, усиленно способствовал развитию пожаров, уничтоживших полстолицы. “Неприятель, войдя в Москву, нашел в ней голод, оставляя ее – свое уничтожение”, писал он Александру I, “я спас Империю и остаюсь в убеждении, что Вы меня уважаете, ибо Бонапарт почтил меня своей ненавистью”. Тяжелым черным пятном легло на его память убийство Верещагина, факт, недостойный ни администратора, ни человека, и Александр не простил ему этого: “Я слишком правдив, чтобы говорить с вами иным языком, кроме языка полной откровенности: его казнь была бесполезна и притом ни в каком случае не должна была совершиться таким образом”. Уволенный от должности главнокомандующего 30 августа 1814. г., с назначением членом Государственного Совета, Ростопчин уехал вскоре за границу, в Германию и Францию, для лечения, а затем поселился в Париже. С прежней ненавистью к “Бонапарту”, выражавшейся нередко в формах, мало достойных серьезного и умного человека, и с обычным злоязычием браня французов, гр. Ростопчин их своим остроумием и начитанностью, между тем как молва во Франции говорила, что он варвар и необразованный мужик; уезжая обратно в Россию, он увозил с собой собрание картин и предметов искусства на пополнение редкостей, сгоревших в Воронове, и написал приятную французам брошюру “Правда о пожаре Москвы”, в которой, развенчивая свою славу, уверял, что пожар Москвы дело случая. Последние годы жизни он провел в Москве. Его любили здесь за вежливое обращение и хлебосольство, но не прощали ему злоязычия. Мягкость и даже сентиментальность – рядом с черствостью и жестокостью, охотник до громких фраз, проповедник идей добра и чести, он способен был на поступки, которым трудно найти оправдание. Братья Воронцовы были его друзьями, братья Булгаковы – его искренними почитателями, но другом его был также и Кутайсов во дни своей силы… Как бы то ни было, Ростопчин был бесспорно умный и энергичный человек, и ему нельзя отказать ни в понимании своей родины и силы народного духа, ни в знании людей вообще. Он был женат на Екатерине Петровне Протасовой, которая, сделавшись ярой католичкой, стала ему под конец чужой; от неё он имел 2-х сыновей и 3-х дочерей. Граф Ростопчин скончался в Москве 18 января 1826 г. и погребен на Московском Пятницком кладбище.

Оцените статью